Вытрезвители возвращаются. как они будут работать и что в них будут делать с пьяными

Ночевка на миллион

В декабре 2018 года умер полузащитник молодежной команды футбольного клуба «Локомотив» Алексей Ломакин. Это была не смертельная травма во время тренировки или игры, не авария, не драка или разбойное нападение — молодой человек просто замерз насмерть, перебрав лишнего. Алексея искали несколько дней и обнаружили окоченевшим у реки. Ему было всего 18

И если бы хоть кто-то обратил внимание на нетрезвого парня…

«Вытрезвители нужны однозначно. Не знаю, в честь чего было принято решение о закрытии — разве люди перестали пить?» — удивляется начальник нижегородского пункта оказания помощи лицам, находящимся в алкогольном опьянении, при муниципальном центре «Надежда» Михаил Булулуков.

В Нижнем Новгороде такой пункт один на весь город. Открыли в 2015 году по инициативе местных властей, все услуги бесплатные, за счет администрации. В смене работают четыре человека: фельдшер, санитарка, охранник и администратор. Проводят первичный осмотр, если нет серьезных травм, оставляют «уставшего» путника на ночь. Анонимно и добровольно.

Вытрезвитель

Фото: РИА Новости/Михаил Мордасов

«Нужно понимать, что пьяный — это не самый добродушный и доброжелательный человек. Он начинает вставать, выходить. Это тоже целая проблема — укладывать, уговаривать или полицию вызывать. Было бы как в Прибалтике: двери железные (у нас все двери без замков), кроватей нет — матрасы на полу. Хочешь не хочешь… Что уговаривать? Это ж человеку на пользу. Бывает, бродит всю ночь туда-сюда, а утром уходит и исподлобья: «Спасибо», — говорит Михаил.

За время работы через этот пункт прошли 30 тыс. человек, 20 из них персонал реально спас жизнь — оказали первую помощь и вызвали «скорую». Сердце, оно ведь не железное, часто не выдерживает алкогольной нагрузки — человек задыхается, теряет сознание, и хорошо, что специалисты рядом.

«Ведем статистику: если раньше доставлялось больше людей, а оставалось меньше, то сейчас идет спад доставленных, но увеличился процент остающихся, — объясняет Михаил. — Поначалу люди вспоминали прошлые вытрезвители. «Нет, не останусь, еще в камеру посадите», а потом понимали, что никто тебе холодный душ устраивать не будет или привязывать, — всё достаточно демократично — и оставались».

Вытрезвитель

Проведение дактилоскопической регистрации в медицинском вытрезвителе

Фото: РИА Новости/Григорий Сысоев

«Помню, в 2015 году привезли гаишники мужичка — как потом выяснилось, дальнобойщика. Только представьте: у него наличкой денег было чуть больше миллиона! Остался бы он на улице, чтобы с ним было? За 100 рублей убивают, а за миллион… Выспался, отдали ему всё, и он спокойно уехал», — не без гордости рассказывает Михаил.

Контингент разношерстный. Чаще привозят мужчин, некоторые еще те ходоки — по 3–5 раз посещают местный вытрезвитель. Что самое обидное, в основном это народ в самом расцвете сил и трудовой активности — 35–45 лет. Бывают и женщины. «Атомная война», как «ласково» описывает Михаил визиты дам. Если бы тихо засыпала, так нет — тянет поговорить.

Вытрезвитель

Пациент медицинского вытрезвителя химкинского УВД Московской области

Фото: РИА Новости/Григорий Сысоев

«Наслушаешься… Сядет к охраннику и давай ему плакать, какая у нее жизнь плохая. И спляшут, и поплачут, и песни споют, — продолжается Михаил. — Была женщина, всё кричала: то у нее сумку украли, то еще что-то. А утром, уходя, встала в дверях, повернулась: «Ну вы, это, не обижайтесь… Спасибо!»

Михаил сокрушается: один вытрезвитель на весь город — это, конечно, маловато. Да и проблема с доставкой — «полицейские могут кого-то привезти, а медики пьяных возить не имеют право».

«Были бы у нас две машины, хотя бы одна, чтобы мы могли сами подбирать людей на улице, — мечтает. — Как-то профессора привезли. Отмечал защиту своей ученицы в ресторане, потом с другом зашли еще в какое-то кафе — выпили еще по 50 г. Потом пришел на остановку, сел, и дальше его выключило. Замерз до такой степени, что уже не мог встать, а человек-то порядочный. Хорошо, прохожие заметили».

О восстановлении системы вытрезвителей в России

Закон о возвращении системы медицинских вытрезвителей был принят Государственной думой РФ 22 декабря 2020 года.

Новый закон наделяет региональные власти правом самостоятельно организовать работу вытрезвителей. Их можно создавать как в форме бюджетных учреждений, так и на базе государственно-частного или муниципально-частного партнерства. Независимо от того, какой будет форма собственности, одинаковыми для всех вытрезвителей станут следующие нормы:  

  • поступивший должен дать согласие на содержание в вытрезвителе, но данный пункт необязателен для тех, кто из-за опьянения не сможет дать такое согласие; 
  • человека в сильном алкогольном опьянении должен осмотреть врач, а если потребуется медицинская помощь, то он обязан ее оказать;
  • в вытрезвителе доставленного отправят спать, а после выставят счет за услуги;  
  • стоимость пребывания в санитарно-медицинском учреждении составит примерно 1,5 тыс. рублей за ночь, при этом точная цена будет устанавливаться каждым субъектом РФ.
  • на случай, если посетитель не сможет оплатить услуги учреждения, закон предусматривает возможность погасить задолженность за счет общественных работ.

По словам соавтора закона о воссоздании в России системы медвытрезвителей, депутата Госдумы Александра Хинштейна, решение о возрождении системы вытрезвителей в России было принято по нескольким причинам, среди которых высокое число преступлений, совершенных пьяными россиянами и гибель людей в результате алкогольного опьянения.  

  • По данным МЧС за 2020 год, около 30% погибших на водоемах россиян находились в состоянии алкогольного опьянения. 
  • Ежегодно в стране от обморожения в состоянии алкогольного опьянения гибнет около 10 – 12 тысяч человек. 
  • Треть всех преступлений в России совершается в пьяном виде.

Первый «Приют для опьяневших»

Чтобы остановить вымирание тульских оружейников, в городе самоваров и пряников открылся «Приют для опьяневших» под руководством врача Федора Сергеевича Архангельского. Уже тогда местная дума поняла, что без вытрезвителя не обойтись, и выделила на содержание заведения сумму из казны. Официально «Приют» служил высоким целям: «дать бесплатное помещение, уход и медицинскую помощь тем лицам, которые будут подбираемы чинами полиции или иным способом на улицах г. Тулы в тяжелом и бесчувственно пьяном виде и которые будут нуждаться в медицинской помощи». А на открытии вытрезвителя Федор Архангельский заявил, что главной своей задачей видит ни много ни мало борьбу с алкоголизмом. Врач считал, что слишком частое пьянство приводит «к вырождению населения, к экономическому разорению и нравственной порче пораженного им населения».

Первый российский вытрезвитель в Туле. (humus.livejournal.com)

На деле же специально нанятый кучер просто ездил по городу и подбирал на улицах всех, кто едва держался на ногах или собирался прикорнуть на лавочке в двадцатиградусный мороз. В штате «Приюта» был и фельдшер, который следил за здоровьем вверенных ему пациентов. Самым популярным средством лечения был старый добрый рассол, вслед за ним шел водный раствор нашатыря, а иногда даже применяли гипноз и «подкожные вспрыскивания стрихнина и мышьяка». Если у подвыпившего случался сердечный приступ, в ход шла камфора. В целом же условия напоминали санаторий: пациентов кормили, лечили и давали выспаться, а утром отправляли восвояси. Причем на руки фельдшера попадали вовсе не только мужчины, но и женщины, и все зачастую люди семейные. По такому поводу в тульском вытрезвителе завели специальное отделение для детей пьяниц.

Камера для вытрезвления в Петербурге. (wikipedia.org)

Вскоре по стране прошла волна открытия вытрезвителей или так называемых Народных домов. Показатели смертности среди пьяных, особенно зимой, заметно снизились. В 1913 году на гигиенической выставке в Петербурге архангельский вытрезвитель даже получил золотую и серебряную медали, так сказать, за вклад в борьбу с алкоголизмом. Правда, в 1917-м приюты для подвыпивших позакрывали — видимо, новая власть надеялась, что простым советским рабочим рассол не понадобится.

Пил или нет

Юристы отмечают, что противодействовать неправомерному помещению в вытрезвители очень сложно, так как законодательно не установлены чёткие критерии при которых гражданин может быть принудительно помещён в вытрезвитель.

«Отсюда и невозможность в дальнейшем оспорить законность и обоснованность помещения гражданина в вытрезвитель, так как степень состояния опьянения будет устанавливаться и фиксироваться сотрудниками полиции и вытрезвителя, которые будут работать «в связке», — добавляет Михаил Шумилов.

Кроме того, по его словам, человека в состоянии сильного опьянения можно попросту «обобрать». Доказать же, что имущество пропало при иных обстоятельствах — практически невозможно.

Анна Ткачева также отмечает, что федеральный закон о вытрезвителях содержит некорректную формулировку, согласно которой полиция может доставить в вытрезвители на основании письменного заявления лица «находящегося в жилом помещении» с нетрезвым гражданином, а не «проживающего совместно с ним». «То есть, если у вас собралась вечеринка и вы перебрали, ваш гость может вызвать полицию и по своему заявлению направить вас в вытрезвитель», — пояснила Анна Ткачева.

«В принятом в декабре федеральном законе говорится об «осуществлении мероприятий по оказанию помощи лицам, находящимся в состоянии опьянения». Но если такая «помощь» оказывается принудительно и связана с ограничением прав человека, то фактически вытрезвитель превращается в ещё одно место принудительного содержания (не предусмотренное действующим законодательством). Ограничения прав человека могут быть установлены только федеральным законом, при этом должны предусматриваться и соответствующие механизмы контроля. Пока такого закона нет, поспешное введение системы вытрезвителей неизбежно приведёт к конфликтам и нарушениям прав человека. Сомневаюсь, что это поможет в борьбе с алкоголизмом, хотя, возможно, поможет кому-то заработать на новом «рынке услуг» — заявил уполномоченный по правам человека в Петербурге Александр Шишлов.

Вытрезвители в Европе

Стандартизированная система вытрезвителей существует в Финляндии: полиция доставляет пьяных в особые отделения в больницах. Там «пациентов» осматривают и следят за процессом вытрезвления, после чего желающим предлагают пройти лечение от зависимости. По оценкам финского министерства внутренних дел, на страну с населением 5,5 млн человек необходимо 20-25 подобных учреждений.

Вытрезвители в Германии также представляют собой особые камеры в полицейских участках, где оставляют граждан в состоянии опьянения средней тяжести. Тех, кого обнаружили в состоянии тяжёлого опьянения, отправляют в больницу.

Пребывание в вытрезвителях платное. Вот какие цены действуют в одном из городов Нижней Саксонии: плата за ночь составляет 25 евро, также придётся дополнительно заплатить за уборку. Удаление загрязнений биологическими жидкостями обойдётся в 30 евро, а интенсивная уборка после клиентов, больных инфекционными заболеваниями, — в 160 евро. Оплачивается также перевозка в полицейской машине (45 евро), а в случае её загрязнения придётся заплатить ещё 55 евро. Оборудование камер весьма скромное: моющийся матрас и одеяло, есть окно и отопление, туалет и питьевая вода. (Однако, как показал отчёт Европейского комитета по предупреждению пыток, специалисты которого в 2015 году обследовали вытрезвители, матрасы были не везде.)

В Литве, после закрытия советских вытрезвителей, каждый муниципалитет решает проблему по-своему. С улицы пьяных могут доставить в муниципальные ночлежки, где также принимают бездомных. Сюда попадают люди, которым нужно просто проспаться, и их жизнь и здоровье не в опасности. Если «клиенту» становится хуже, полиция перевозит его в больницу. Но такие ночлежки существуют не во всех городах, и услуги их платные (от 15 евро за ночь). Другой вариант — больницы: в крупных учреждениях есть специализированные палаты, а в небольших больницах соседство с пьяными приходится терпеть обычным пациентам. И, наконец, пьяного могут оставить до протрезвления в полицейской камере.

В Польше «избы вытрезвления» существуют с 1956 года. Это специализированные круглосуточные учреждения с платным пребыванием. Там за клиентами наблюдают, при необходимости оказывают первую помощь и ведут мотивационные беседы о вреде алкоголя и необходимости лечения от зависимости.

В Чехии сеть вытрезвителей существует также с 50-х годов — в целом в Чехословакии их насчитывалось 63. В 1988 году число их «посетителей» было рекордным — 387 тысяч визитов в год. В вытрезвители, организованные при поликлиниках и больницах, принимают пьяных, не ориентирующихся в пространстве, но при этом находящихся в состоянии, не представляющем угрозы жизни. В 2014 году уполномоченная по правам человека Анна Шабатова посетила шесть из 18 вытрезвителей и признала их состояние неудовлетворительным. Она отметила недостаток персонала и плохое снабжение оборудованием и препаратами. Также, по мнению омбудсмена, необходимо установить более чёткие правила помещения в вытрезвитель, отказаться при обращении с пациентами от необоснованных мер физического воздействия и установить фиксированную плату за пребывание (она варьировалась от 600 до 4300 крон — примерно от 30 до 200 долларов по курсу на то время). Кроме того, местные власти должны выделять больше денег на вытрезвители. Однако нехватка финансирования сохраняется, к тому же существует проблема со сбором оплаты с клиентов: например, вытрезвитель при военном госпитале в Оломоуце сообщает, что клиенты задолжали им около 40 млн крон (около 137 млн рублей), только 21% задолженности удаётся вернуть, остальное считается безнадёжным.

В Австрии вытрезвители — специализированные палаты в больницах — называют «синими комнатами». Попадают туда пьяные, найденные на улице полицейскими. Также неравнодушные граждане могут позвонить в экстренные службы, если увидят зимой спящего на улице пьяного. Если состояние «пациента» не вызывает опасений, однако он проявляет агрессию, его переводят в отделение полиции.

Реабилитация на дому

В некоторых случаях после вытрезвления наступает похмелье. Чаще оно проходит самостоятельно в течение 24 часов. Лучшее лекарство от похмелья — это отдых, но вот несколько советов, которые помогут облегчить состояние:

  1. Больше спать. Сон в этом случае не является успокаивающим или восстанавливающим, но возвращение ко сну, когда вы трезвый, может помочь облегчить похмелье.
  2. Использовать безрецептурное обезболивающее средство для лечения головной боли.
  3. Пить больше воды, чтобы противостоять обезвоживающему воздействию алкоголя.
  4. Лечить желудочно-кишечные расстройства с помощью безрецептурных препаратов
  5. Положить немного льда или холодную ткань на голову.
  6. Поменьше находиться на солнце (можно использовать солнечные очки, если нет возможности пересидеть дома).
  7. Есть продукты, способные повысить уровень сахара в крови, не раздражая желудок.

Мы поможем отрезветь быстро, однако настоятельно рекомендуем не употреблять алкоголь, даже если вам кажется, что он помогает избавиться от похмелья. Опасное состояние гарантированно вернется, действие обезболивающих препаратов остановится, и головная боль, вероятнее всего, не уйдет.

Вытрезвителям — быть!

Госдума решила: с 2021 года в России вновь появятся вытрезвители! Правом их создавать наделены регионы и муниципалитеты. Закон также не запрещает организовывать вытрезвители  на «принципах партнерства с частными организациями».

Документ предлагает закрепить за регионами полномочия по оказанию помощи тем, кто находится в общественных местах в состоянии опьянения и утратил способность самостоятельно передвигаться или ориентироваться в окружающей обстановке.

«Перед тем как поместить гражданина в вытрезвитель, предполагается, что его обязательно осмотрит медицинский работник, чтобы исключить заболевание, при наличии которого необходима госпитализация», — пояснили авторы закона о вытрезвителях.

Вытрезвители в России исчезли в 2011 году.  Идея их возрождения в любом виде в Новосибирске появилось пару-тройку лет назад. Ее поддержали врачи скорой помощи, которые вынуждены были общаться с пьяными, но вполне здоровыми людьми, что, конечно, не входит в обязанности медиков. Не только медикам, но и обычным трезвым гражданам вид расхристанных наглых алкашей противен, разговаривать с ними неприятно. А таковые экземпляры в общественных местах нашего мегаполиса изредка встречаются.

Решать проблему с вытрезвителями, считает главный нарколог Новосибирской области Равиль Теркулов, нужно по примеру Татарстана и Башкортостана. Там созданы отделения не медицинской, а социальной помощи, куда полицейские доставляют нетрезвых граждан. Пациенты отрезвляются — за деньги. Вопросы, кто может заняться этим богоугодным делом в Новосибирске, будут ли утром граждане с просветленным сознанием охотно оплачивать счета за свое обслуживание, — пока остаются открытыми.

После 2011 года возрос поток в лечебные учреждения людей с алкогольными отравлениями. Когда работали вытрезвители в системе МВД, происходил отсев. В больницы везли только «каталочных», то есть тех товарищей, кто не только пьян, но кому реально необходима была помощь медиков; тех, кто находился без сознания. А после закрытия вытрезвителей в больницы везут всех подряд — и тихих, и буйных, и больных, и симулянтов.

— Специальные отделения в больницах для таких людей, конечно, нужны, — говорит главный врач станции скорой медицинской помощи Новосибирска Ирина Большакова, — но только для тех, кто действительно нуждается в медпомощи, например при получении травмы. Так они будут изолированы от других, трезвых пациентов, находящихся на лечении в стационаре.

Uber для «красных носов»

Директор Института наркологического здоровья нации, врач-нарколог Олег Зыков  считает идею возрождения вытрезвителей в России «дежавю и советизмом». Очень опасно идеализировать советский опыт, показавший, что смешение правоохранительных и медицинских функций приводит к насилию в отношении людей, находящихся в беспомощном состоянии, считает врач.

«Давайте не забывать, что главная причина, по которой в итоге были закрыты вытрезвители — это массовое насилие в таких учреждениях. Людей там грабили, убивали и калечили. Я лично участвовал в расследовании ситуации в Арзамасе, где в вытрезвителе регулярно насиловали женщин. Это было очень трудно доказать, потому что город маленький, все друг друга знают и покрывают», — рассказывал Олег Зыков в эфире «Радио России». Он также напомнил о резонансном убийстве журналиста в томском вытрезвителе, после которого учреждение было закрыто.

По мнению врача, в нынешних условиях пьяный человек в казенном замкнутом пространстве подвергается дополнительной опасности. Вместо этого лучше создать специальную службу перемещения таких граждан по месту жительству — такой Uber для подвыпивших. Подобная система действует, например, в Канаде, где общественная организация «Красный нос» развозит людей по домам, а потом выставляет счет за услуги.

«На тот случай, когда пьяному человеку нужна срочная медицинская помощь, в номенклатуре Минздрава есть такая служба как отделение неотложной наркологии. В некоторых городах, например в Томске, когда закрыли последний вытрезвитель, власти усилили работу этой службы», — отметил Зыков.

Сейчас, когда у людей есть смартфоны и технологии позволяют без труда «пробить» место жительство человека, система эвакуации выпивших по месту жительства была бы самой гуманной и эффективной, уверен врач.

«Если весь пафос этой затеи в том, чтобы спасти жизнь пьяного человека, то достаточно просто отвезти его домой. А уж с какой там сковородкой его жена встретит — другой разговор», — заключил Олег Зыков. 

Понять и простить

Прежде чем открыть вытрезвитель в Нижнем Новгороде, Михаил Булулуков изучал зарубежный опыт, консультировался с коллегами из Иваново. Как только открыли у себя, посыпались звонки из других регионов. Запрета на открытие вытрезвителей нет, так что пока федеральные власти в раздумьях, регионалы пытаются решить проблему на свой страх и риск без четкой и ясно прописанной нормативной базы. По словам Валерия Рязанского, в списке уже 20 регионов.

«Кто-то открывает такие учреждения ближе к социальным объектам, где-то появляются небольшие анклавчики на базе лечебных учреждений. Есть регионы, которые решили эту проблему более системно — Татарстан, Белгородская область, Нижний Новгород. Они создали свою нормативную базу, — поясняет Валерий Рязанский. — Мы подготовили проект закона, направили его в правительство с целью придания ему общефедерального стандарта. Предложили отдать полномочия субъектам Российской Федерации, а если они посчитают возможным — передать часть из них дальше на муниципальный уровень. Потому что вопрос сегодня решается в конкретных муниципальных образованиях, и как правило это города численностью не меньше 20–30 тыс. человек, потому что открывать вытрезвитель в небольшом поселке никто не будет, не говоря уже о деревне».

По словам сенатора, каждый медвытрезвитель обходится муниципалитету в 10–15 млн рублей — сумма огромная, не всякий бюджет потянет.

Вытрезвитель

Сотрудники правоохранительных органов доставляют пациента в медицинский вытрезвитель

Фото: РИА Новости/Григорий Сысоев

«Почему это нужно делать бесплатно, за счет налогоплательщиков — людей, которые не попадают в вытрезвитель, не злоупотребляют алкоголем? Раз находят деньги на спиртное, то должны найти деньги и на подобную услугу. Конечно, это должно быть оплачено за счет самих нарушителей, а для этого надо развивать форму привлечения НКО к оказанию этих услуг. Государственная система на сегодняшний день не имеет право брать деньги. Раз мы не можем взять деньги с виновных, всё это ложится обременением на налогоплательщиков», — уточняет Рязанский.

В год только через вытрезвитель в Белгородской области проходит почти 10 тыс. человек, цифра по Башкортостану — 13–14 тыс. человек. Кто-то из клиентов уже смекнул, что в «трезвяке» тепло, светло и мягко спать, так что порой частенько  злоупотребляют гостеприимством. Но законодатели настроены решительно: вытрезвитель — это не просто перевалочная база. Так, например, в Татарстане о постоянных посетителях узнают и совет жильцов, и местный участковый, а информация о подростках ляжет на стол комиссии по делам несовершеннолетних.

«Если человек попадает не первый раз, надо посмотреть, что в семье, какая там ситуация, если есть дети — как ребята себя чувствуют в школе, — говорит сенатор. — Нужно лечение — тогда это дело медицины. Если алкоголем злоупотребляет папа или мама, то это уже сигнал тревоги участковому, органам опеки. Должны быть какая-то реакция со стороны общества. Мы с коллегами пытаемся найти ответы на эти вопросы, потому что в основе всё равно потеря здоровья, а порой и жизни людей по их халатности».

Валерий Рязанский надеется, что с порядком работы вытрезвителей удастся определиться до конца весенней сессии. «Известия» продолжат следить за ситуацией.

Совет Федерации одобрил Закон о восстановлении в России системы вытрезвителей. Заниматься этим с 1 января 2021-го будут региональные власти – и администрация Петербурга в том числе.

Теперь субъекты РФ смогут создавать медицинские и немедицинские вытрезвители (государственные и государственно-частные), а сотрудники полиции – доставлять в них граждан в состоянии опьянения. Сколько люди будут платить за вытрезвители? В среднем – около 1500 рублей, приводят приблизительные цифры СМИ.

Русская православная церковь решение Совфеда уже одобрили: необходимость, уверено духовенство, назрела давно.

Metro выясняет, как должны работать вытрезвители (по крайней мере, «идеальные») у врача петербургской клиники «Лазарет» Евгения Рысина –  психиатра-нарколога с 30-летним стажем и автора нескольких лечебных методик. Вот наш топ-5 (и даже немного больше) наивных вопросов про «трезвеватели», как говорил профессор Хансен из «Осеннего марафона».

Нужны ли вытрезвители на самом деле или нет?

Будем честны. В идеале – вытрезвители нужны. Но, как всегда, здесь есть огромное количество подводных камней: к примеру, необходимо очень чётко прописать правовую базу, чтобы всё не превратилось в репрессивную систему, какой оно было в последние годы существования. Кстати, первое подобное учреждение – («Приют для опьяневших», – прим.ред) появилось в 1902-м в Туле, его создал врач Фёдор Архангельский. Главной его целью – и именно в такой форме мы поддерживаем нововведение – было сохранить человеку жизнь, банально не дать ему замерзнуть. Оказание помощи и никаких репрессий!

То есть вытрезвитель должен не лечить, а просто «приводить в чувство»?

Не совсем так. Здесь нужна так называемая «сортировка», как в военной медицине: если человек здоров, его отрезвят и отпустят, если у него есть какие-то проблемы, передадут докторам. Именно такая практика у нас была в Петербурге и Ленинграде, когда в 1931-м на Марата, 79, открыли первый вытрезвитель. Однако относился он не к системе здравоохранения, а вообще к НКВД. И это ему создало, конечно, определённый «имидж»: о заведении шла дурная слава – ну и не без оснований. А вот в 1982-м именно в Ленинграде случился принципиальный прорыв, в городе создали СПО – специализированное приёмное отделение при тогдашней Больнице № 17, нынешней Александровской больнице. Это случилось после того, как в милиции умер пьяный мужчина, причём от совершенно, казалось бы, незначительной травмы головы.

Правда ли, что вытрезвители нужнее всего зимой?

Конечно. Особенно в петербургском климате, где зима – это испытание. Чтобы получить обморожение или серьёзное охлаждение, даже на морозе не надо находиться, достаточно температуры около нуля и длительного времени – и уже получим осложнения. Так что пьяные граждане должны проходить через медиков, а не через полицейских.

Как должны в вытрезвителях оказывать помощь? 

В советское время никаких особенных методов там не применяли, контрастный душ и нашатырь. Но! Там обязательно был фельдшер – средний медработник. Когда он видел, что с человеком что-то не так, вызывал скорую. Думаю, это вполне рабочая схема. Медикаменты, кстати, для отрезвления могут применяться только врачами, и они же в идеале должны проверять «на сахар» и делать кардиографию, что необходимо при алкогольном опьянении. Мы, к слову, придумали «ночной и дневной профилакторий». Перебрал человек, но хочет в понедельник вернуться к работе, получить медпомощь, спать в нормальной палате и поесть каши наутро? Пожалуйста. Но это – частный случай, то, что называется «лечь прокапаться».

Почему люди боятся, что эта система вернётся? Что страшного происходило в вытрезвителях?

Они боятся во-первых того, что туда будут грести всех подряд. Обираловка, побои, издевательства и вытягивание денег – вот этого боятся. И, конечно, того, что на работу будут сообщать – а раньше это было обычной практикой, после вытрезвителя ещё и на учёт в районный наркологический диспансер ставили. А вот в СПО – специализированном приёмном отделении – только штраф брали, и потому когда пьяных забирали, многие начинали «хромать», и их передавали медикам в СПО.

Правда ли, что в Ленинграде и Петербурге существовали целые районы, где клиентов вытрезвителей было особенно много?

Правда, я это помню по своей работе на «скорой». В славные советские времена можно было брать карту города и выделять «очаги повышенной алкоголизации». Это Металлострой и конкретно улица Садовая – там пили запредельно… Площадь Кулибина в Адмиралтейском районе – конец света вообще, с пьяными драками и поножовщиной. Злачными считались рабочие районы – вокруг Нарвских ворот, к примеру, или на Обводном канале. В центре города, в коммуналках, пили тоже злостно. А вот спальные районы были в этом отношении более благополучными.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector